Алексей Владимирович Шиндин

Интегральный психолог, медиатор, специалист по личностному развитию.

  • Vkontakte Social Иконка
  • Facebook Social Icon
  • Twitter Социальные Иконка
  • Google+ Social Icon
  • YouTube Social  Icon
  • Instagram Social Icon

© 2017 by Mosaic Studio

Особенности моделирования процессов изменений 

Начало

Введение                                                                                                 

1. Моделирование как итерационный процесс                                               

2. Факторность модели                                                                                    

         2.1 Однофакторные модели                                                           
         2.2 Псевдофакторные и полуторофакторные модели                            

         2.3 Различные виды двухфакторных моделей                                      

         2.4 Динамический аспект отображения                                        

         2.5 Необходимость и достаточность факторов                                      

3. Содержание модели                                                                                     

         3.1 Предмет или что                                                                      

         3.2 Интегральность                                                                        

         3.3 Где и когда, как и кто                                                               

         3.4 Другие вопросы к модели                                                                 

4. Дихотомии в модели                                                                                    

          4.1 Проблема дихотомий                                                              

          4.2 Дихотомия субъективное-объективное                                  

          4.3 Другие виды дихотомий                                                                  

          4.4 Методы введения дихотомий                                                  

5. Шкалы и градации                                                                             

          5.1 Разложение из                                                                        

          5.2 По циклу                                                                                  

          5.3 Относительное                                                                         

          5.4 По положению наблюдателя                                                  

          5.5 Охват                                                                                       

          5.6 Перспективы                                                                            

          5.7 Отождествление                                                                      

          5.8 Перенос с других                                                                    

6. Особенности за кадром                                                                      

          6.1 Фактор крыши                                                                        

          6.2 Неравномерность отображения                                             

          6.3 Потенциал                                                                               

7. Наблюдатель в модели                                                                       

          7.1 Виды наблюдателей                                                                

          7.2 Базис разверстки                                                                    

          7.3 Автор и пользователи модели                                                         

Заключение                   

 

 

Введение

         Вопросы изменений, преобразований, развития вызывали интерес всегда, не исключением была и психология. К изменениям можно отнести как процессы, связанные с возрастом, которые рассматривает возрастная психология, так и другие виды изменений или развития, которые рассматривает психология развития (в общем случае психология изменений). При этом актуальны вопросы систематизации эмпирических данных и сравнительный анализ теоретических моделей.

         На данном этапе развития психологии появилось достаточно много моделей изменений, которые используют категории этап, уровень, этаж и другие подобные. При всем многообразии подобных исследований предполагается, что все они говорят о разном, которое нельзя суммировать.

         Вопросы взаимодействия, изменений существ в среде, а также самой среды во взаимодействии с существами в современном быстро меняющемся мире очень актуальны. Кроме известных двух факторов существа и среды (а также различных их взаимосвязей) интересно присутствие иных значимых составляющих, которые оказывают свое влияние, но пока еще находятся в тени. Задачи такого рода потенциально могут решаться кросс-системными и кросс-научными подходами, которые используют знания из разных областей.

         Создание модели и подтверждение ее эмпирическим материалом — это важная теоретико-практическая задача. Часто при этом для пользователей остается за кадром методика и сущность того, что классифицируется или представляется в модели. Исследуется ли разное, насколько разное, что именно в человеке, среде или где-то еще. Введенные категории иногда висят прямо в пустоте, а на них уже собираются экспериментальные данные, наводят корреляции и даже выносят в терапию. Если исследовать до конца многие такие вопросы, то корни уходят далеко в философские парадигмы, и оказывается, что психологические модели на уровне, которым они оперируют, просто несравнимы, нужно идти вглубь, но это удел единиц.

         При этом практические применение при таком подходе моделирования получается очень ситуативным, по областям или задачам, так как расширение модели на большее пространство категорий без изменения самой ее сути, делает часто ее неадекватной. Некоторые попытки создать модель-систему, охватывающую и соединяющую в себе многочисленные сферы жизнедеятельности человека и среды имеют весьма много трудностей, что получается добавление каждой новой подсистемы не решает какие-то задачи, а делает еще более неоднозначно-полезными связи между уже имеющимися.

         Само понятие человек — это не до конца изученная категория, за которой в различных науках подразумевается разное. Даже в психологии различные ее направления видят процессы, протекающие в человеке и его представляющие с разных позиций и откровенно иными. Кроме того, часто нельзя пока говорить о комплексной категории «человек», а лишь о многочисленных стоящих и обуславливающих процессах. Аналогичная ситуация и со средой, которая представляется в моделях по разному.

         При всем этом многообразии и недоисследованности, сходу не имеет смысла проводить сравнительный анализ моделей изменений-развития, так как наведение связей между классами по прежнему не скажет нам ничего о том, почему это происходит, а лишь ответит на вопрос «как» это происходит: по одной модели это будет так и с такими категориями, по другим по иному.

         Поэтому актуальность данной работы состоит в том, чтобы рассмотреть некоторые основные и часто встречающиеся в психологии изменений аспекты моделирования, разобрать их особенности и трудности. Подобные вопросы редко поднимаются при рассмотрении конкретных моделей и сравнении, так как основной упор делается на само содержание, а не то, что ему предшествовало и остается за кадром. Вследствие этого выделение таких особенностей моделирования будет вдвойне полезно как при работе с уже имеющимися моделями, так и при разработке новых.

1. Моделирование как итерационный процесс

         Моделирование — это процесс, в ходе которого происходит отображение предполагаемых элементов или части реальности - оригинала в модель, которая сохраняет необходимые для реализации данной задачи свойства и взаимосвязи оригинала, а от незначащих на данный момент происходит абстрагирование.

         Можно выделить несколько этапов:

  1. наличие знаний об объекте, выделение значимых и отображение их в модель, сличение с образцом и корректировка до уровня необходимой адекватности;

  2. модель выступает как самостоятельный объект исследования для получения дополнительных знаний;

  3. перенос знаний с модели на сам оригинал-объект и переход на язык оригинала с учетом неотображенных качеств оригинала;

  4. практическая проверка получаемых с помощью модели знаний для работы с реальным объектом.

         Сам процесс может получиться многоитерационным, так как каждый цикл воссоздает лишь часть нужного знания о реальности, моделирование которой происходит. Кроме того новые знания в каждом цикле могут не согласовываться в итоговой модели, что потребует пересогласовывание уже имеющихся без добавления новой информации.

         При проблемах и недостаточной адекватности на первой стадии возможны варианты получения неполноты, несоответствия данных оригиналу или самой задаче-потребности. В случае неполноты недостающие данные все равно придется искать, но только если они будут получены не из отображения оригинала непосредственно, а из других данных того же отображения путем преобразования, то это внесет дополнительные искажения. Если же данные в модели не соответствуют оригиналу, то такие 

неточности доставят проблемы на следующих стадиях работы с моделью. Несоответствие выбранных данных поставленной задачи не позволит надлежащим образом описать и решить необходимый вопрос, или будут выбраны второстепенные, а не самые значимые факторы для ее решения, а остальное останется за кадром.

         При работе на стадии два — непосредственно с моделью — включается итерационная экспериментаторская часть. Чем тщательней и разносторонне будет изучена полученная модель, все ее особенности и вариации, тем более комплексно можно будет осуществлять взаимодействие с самим оригиналом-реальностью. Недостаточное исследование вариаций будет приводить к сбоям на стадии проверки.

         Третья стадия предполагает переход от экспериментальных данных с моделью непосредственно к источнику. Осуществление переноса, методики и языка, а также встраивание имеющихся знаний (понимая их ограниченность) в более полную картину  с целью подготовки решения задачи теперь уже с самим оригиналом. Многочисленные неучтенные свойства, не отображенные в модель, могут привести к конфликту.

         На четвертой стадии осуществляется итоговая проверка полученных результатов. В случае некорректной работы с самим объектом, необходимо зайти на новый итерационный цикл в поисках ошибок и неточностей. В случае успеха, нужно зафиксировать границы успешной применимости данной модели по отношению к оригиналу-реальности.

         Следует так же заметить, что в вопросах, связанных особенно с психологической тематикой, сам источник-оригинал часто представляется в виде «нечто»-черного ящика, границы которого еще нужно определить, хотя бы в силу того, что человек или существо — это объект живой природы в отличии от многочисленных объектов неживой. То есть возникают сложности не только адекватного отображения в модель, а часто недоступности «нечто» или трудности выделения из фона.

         При этом модель — это отношения субъекта исследования (наблюдателя) и объекта исследования. Причем эта модель будет не только субъективна в силу субъективности самого наблюдателя, но и объект исследования сам изменяется наблюдателем в момент наблюдения, к примеру, согласно принципам квантовой механики.

         Итак, в ходе моделирования в психологии происходит отображение всегда неизвестного, а часто еще и недоступного непосредственно «нечто», в модель.

 

2. Факторность модели

2.1 Однофакторные модели

         Существо и среда — это два основных фактора, которые чаще всего выделяют для исследования. Эти факторы рассматривают в различных взаимосвязях, в разных условиях и стадиях изменений. Возможно рассмотрение каждой из этих категорий отдельно в лабораторных или почти лабораторных условиях, но даже в этом случае не удается полностью развести два этих фактора. Возможны исследования вклада каждого из этих компонентов в какое-то событие на основе схем корреляционного анализа и других методов. В самом общем виде признается их тесная и взаимопроникающая связь. Вопросы формы и результатов этой взаимосвязи — их глубина проработки — и показывают качество модели.

         К сожалению, если мы говорим о моделях изменений-развития не везде происходит учет даже этих двух факторов, не говоря о чем-то более сложном. Ведь для того чтобы это происходило, нужна система двух переменных, то есть двухмерная или двухфакторная модель. Большинство же моделей изменений — это одномерные модели. Это либо модели в которые так или иначе отражаются какие-то факторы среды, либо какие-то факторы существ или человека. То есть мы имеем дело с моделями, которые изначально редуцируют, искажают многообразие даже на стадии заложения идеи модели.

         В результате таких отображений не до конца понятно, о чем же говорит модель:    

      1. о том, что два фактора сливаются воедино и нет возможности их разделить. Тогда нужно хотя бы исследовать оба фактора, что обычно не делается;

  1. что исследуется один из факторов, а второй фиксируется некоторой константой. Тогда неясно откуда берется и меняется ли эта константа;

  2. исследуется один фактор при отображении и второго, который тоже присутствует, но не исследуется. Тогда не ясен вопрос о том, как взаимосвязаны факторы;

  3. два фактора сливаются воедино, но исследуется при этом один. В этом случае не понятны условия разделения факторов, которые были единым целым.

         В целом редуцирование как минимум двухфакторной составляющей к однофакторным вариантам возможно, но при этом возникает очень много ограничений и допущений, а становится недоступно для исследования еще больше в силу наличия всего одного фактора.

        

2.2 Псевдофакторные и полуторофакторные модели

         Встречаются модели псевдомножественности факторов, к примеру, множественные интеллекты Гарднера. Если внимательно присмотреться к данным моделям, то можно обнаружить, что представлено не множество факторов, а либо один фактор разложен на множество, либо много — это по сути в несколько ином ключе дубли первого фактора — параллельные процессы, которые предположительно еще и проходят какие-то одинаковые стадии. То есть произошло усложнение, разверстка одного из факторов, 

второй же фактор по-прежнему отсутствует. Имеющиеся же разложения одного фактора хоть и в целом представляются независимыми, на практике оказываются коррелированы и очень сильно. Кроме того данные подфакторы «движутся» в строго определенном направлении, а не вольным образом. Значит фон, на котором это происходит, детерминирует такое изменение.

         Модели мерности 1.5, полуторофакторные — это случаи, когда два полностью независимых или взаимосвязанных фактора (в общем виде нелинейно связанных) рассматриваются как связанные либо упрощенно-линейно, либо выбираются такие условия-состояния, чтобы эти связи были доступны именно в опять-таки однофакторном варианте, а все остальные случаи полностью двух переменных остаются вне зон исследования. Примером такой модели может служить модель ценностей «Спиральная динамика», основы которой заложил в середине 20-го века К.Грейвз. В дальнейшем данный подход получил развитие (и в том числе несколько упрощен) в работах Кована и Бэка.

         Изначально Грейвз предполагал, что его модель будет двухфакторной, но изменения одного из факторов (человека или среды) будут порождать изменения в другом факторе таким образом, что баланс и гармония такого изменения будут фиксироваться в некоторой очередной точке-состояния совокупности этих двух переменных. То есть отклонение от совокупной средней будет незначительно, а две линии изменений будут образовывать спирали-змейки, проходящие эти узловые точки. Прекрасный пример одного из вариантов 1.5 факторной модели, которая лишь предполагает наличие двух взаимодействующих факторов, которые однако не могут быть полностью независимы и сильно взаимообусловлены. Или другим языком — берутся усредненно-идеальные состояния, по череде которых предполагается путь изменений.

         В этом случае мы ничего не можем сказать о лежащих вне выделенного пути состояниях этих факторов. Они признаются либо несуществующими, либо незначительными и неважными. Однако, как показывает практика, как раз-таки идеальные состояния, тем более без детализации каждого из факторов, если и встречаются в природе, то очень редко.

         Впоследствии модель Грейвза была несколько усложнена в плане детализации факторов, но еще больше утратила в факторности, по данному направлению она просто не развивается, зафиксировав свои положения. Предстает моделью двух отдельных факторов с одинаковыми стадиями прохождения, что равносильно псевдофакторным моделям.

 

2.3 Различные виды двухфакторных моделей

         Встречаются условно двухфакторные модели, которые, однако, не рассматривают всю сложность взаимосвязи и порождаемой этим результаты, а допускают независимость изменений каждого из них при некотором взаимном влиянии. В этом случае мы еще не получаем полноценные наборы от двух переменных, но можем говорить о том, каждая из функций может проходить свои стадии и образовывать отличные от другой состояния. Примером таких моделей могут быть несколько непараллельных линий.

         Линейно-двухфакторные модели — это по сути двухмерные схемы, таблицы, где  на пересечении взаимодействия факторов получается некоторый результат. При этом нужно понимать, что вклад факторов в моделях подобного вида, как правило, усреднен, к примеру, берется пропорционально от каждого фактора. Подвидами таких моделей будут

  1. экстраполированные из одномерных — в случае если вторая шкала хоть и представляет второй фактор, но на самом деле шкалирована теми же стадиями-состояниями

  2. независимые — когда вторая шкала образуется каким-то другим образом, либо вводится функция-процедура получения и преобразования самих шкал не из данных факторов.

         Полноценно двухфакторные модели — это нелинейные модели с учетом всевозможных сочетаний влияний факторов. Данные модели уже нельзя выразить одной схемой в силу их нелинейности. Такая модель является уже полноценным экспериментальным автоматом, в котором не просто регистрируются данные экспериментов или мысленных экспериментов, а возможно создание разнообразных экспериментов. В самом простейшем виде такие модели могут быть представлены бесконечным набором параллельных плоскостей-таблиц. Посложнее — вольным образом соотносящихся плоскостей-таблиц. И в сложном варианте — поверхностями разной кривизны. Последние можно считать уже трехфакторными моделями.

         Проблемой недостаточной размерности-факторности может так же быть невозможность отобразить многообразие и связи оригинала-реальности адекватно в модель с всего одной компонентой, даже сложносоставной и организованной все равно линейно. Получается картина хаоса, когда многочисленные особенности оригинала накладываются пятнами отображения на единственный фактор. И причем это наложение не усложняет архитектуру модели, а лишь наслаивается и наслаивается. Что приводит к некоторому тупику-парадоксу, когда хочется учитывать все больше аспектов , но возможностей для адекватного отображения этого отсутствуют, и каждое новое добавление увеличивает уровень бессвязности.

 

2.4 Динамический аспект отображения

         Можно так же рассмотреть факторность модели с точки зрения их динамического проявления, то есть в процессе изменений, пока не затрагивая вопрос о взаимосвязи классов и получающемся профиле. Если это будет простая однофакторная модель, то изменения возможны по вектору, в одном направлении: туда и обратно. Если это псевдофакторная модель, то аналогичные изменения возможны по нескольким подобным направлениям, 

которые проходят схожие (вопрос только в чем) этажи. Стоит заметить, что предельной возможностью для однофакторной модели будет движение в рамках ветвящихся деревьев. В этом случае мы можем говорить о множестве независимых ветвей, в рамках которых будет происходит изменение — условно двухфакторные модели.

         При переходе в двухфакторные модели возможности нашего движения и изменений будут усложняться. Как минимум, это станет полноценной двумерной плоскостью, где при этом каждый фактор может иметь свои особенности, свойственные однофакторным моделям. Все это было рассмотрено как модель последовательных изменений. В самом общем же виде изменения могут осуществляться скачкообразно и в рамках графов, когда все связано со всем.

         Процессы отображения, приобретающие динамические черты чрезвычайно сложны, и переход в другой тип модели или видоизменение текущей представляется непростым. При этом необходимо проводить регулярные сличения модели с оригиналом-реальностью.

         Многообразие популярных текущих моделей личностного изменения или изменения среды и личности нечасто выходят даже на уровень 1.5 факторности в силу необходимости использовать адекватный модельный, в том числе математический, аппарат. Действительно, серьезные научные исследования пытаются работать в двухфакторной среде, к примеру, модели психогенетики. Однако, в основном встречаются простые и очень простые конструкции, сложность и глубина которых ожидает желать лучшего.

 

2.5 Необходимость и достаточность факторов

         Коснемся вопроса множественности, псевдомножественности и составных факторов. В каких случаях можно говорить о независимости факторов или подфакторов в рамках какого-то фактора? Допустим, что мы имеем некоторый фактор, который распадается или состоит из нескольких. Возможны различные варианты соотношений между подфакторами, а также тех принципах, на основе которых они формируют итоговую совокупность. Простая суммация подфакторов в общем случае невозможна, так как не выяснено, что из себя представляют сами подфакторы как части, при каких условиях они образуют целое и какое именно целое, или же это целое по определению будет аддитивным компонентом частей при любых условиях.

         Необходимо исследовать метод введения или появления самих подфакторов. В случае если сам фактор на каком-то этапе исследования и моделирования предлагается разбить на несколько — произвести дифференциацию — то процесс интеграции этих частей в сам фактор должен быть идентичным по методике. Более того, процесс выделения частей-составляющих тоже нужно провести с особой тщательностью, выяснив, при каких условиях и в каких рамках (как самого фактора, так и модели в целом) такие совокупности будут образовывать фактор-целое. При этом взаимоотношения между подфакторами должны быть не только определены, но и оставаться на таких же принципах в ходе любых изменений, иначе будет изменена вся подсистема.

         Рассмотреть подварианты мы также можем, обращаясь к описанию факторности, представленной выше. То есть простейшим вариантом будет множество одномерных подфакторов, взаимоотношения между которыми не установлены, эти подфакторы не пересекаются, а также проходят одинаковые стадии в рамках одного фактора. Примером подобной модели подфакторов может быть модель интеллектов Гарднера. Все подфакторы условно развиваются из какой-то начальной стадии во все более возрастающие. В самой модели Гарднера интеграции в общий фактор не происходит, но вот многочисленные другие модели, которые ссылаются на то, что они рассматривают интеллект как множественные компоненты по Гарднеру, каждая со своими вариантами развития, должны показать условия интеграции этих интеллектов. Более того, это условие должно совпадать с условием дифференциации тем же Гарднером этих факторов.

         Стоит сделать акцент и на условии зависимости или независимости таких подфакторов, а по сути векторов. Ведь данные подфакторы проходят одни и те же стадии, но как они взаимодействуют между собой, возможны ли дубли, совпадения, условия перехода одного из факторов в какое-то состояние только при наличии состояний в других факторах. Если такое обнаруживается, то ни о каких независимых подфакторах говорить просто нет возможности. Можно даже строить предположение, что введено чрезмерное количество сущностей, число которых можно сократить без ущерба модели. Напомним, что для линейной независимости все коэффициенты в линейной комбинации из этих векторов должны принимать исключительно значение ноль. В случае если найдется хотя бы один другой набор коэффициентов для такой линейной комбинации, эти вектора признаются зависимыми. А значит, их количество может быть уменьшено.

         Конкретным примером зависимости и дублей могут служить корреляция между такими векторами. К примеру, для достижения такого-то состояния по одному из векторов необходимы минимальные состояния по другим наборам векторов. Или  только при достижении такого состояния по этому вектору, возможно появление других состояний по иным векторам. Одним из самых популярных примеров зависимости векторов служит опосредованность практически всех подфакторов аспектом когнитивных структур. Говорится о том, что практически при любых раскладах без отсутствия необходимой минимальной когнитивной составляющей, невозможно продвижение других подфакторов.

         Бывают случаи обратные, когда множество каких-то подфакторов предлагается объединить в один фактор некоторым образом. Но можно ли в этом случае будет говорить о том, что все подфакторы говорят об одном и том же. К примеру, являются ли интеллектами все виды интеллектов в модели Гарднера, корректно ли будет их сводить в некоторый общий интеллект?

         В некоторых вариантах нельзя говорить ни о сводимости во что-то общее, но и одновременно выделяются сами подфакторы. Такое можно увидеть в виде интегральных или комплексных графиках по каждому из аспектов, получается как комплексное исследование, к примеру, личности. Однако и тут всплывает вопрос о зависимости, а значит и дублях аспектов.

         Особенно актуален этот вопрос, когда речь заходит не о некоторой статической картине, а требуются результаты по изменению. Даст ли нам такое конкретное разбиение на подфакторы лучшую выборочную управляемость, или принесет только дополнительную путаницу, а изменять и развивать придется все целиком — это непростой вопрос.

         В ходе рассмотрения вопросов факторности мы затронули необходимость и достаточность во введении некоторого количества факторов. Необходимость — это минимально допустимое количество факторов для успешного функционирования модели. А достаточность — это оптимальное количество факторов, которое полно и адекватно описывают все те аспекты оригинала-реальности, необходимые нам для решения определенного круга задач, для которых предназначается данная модель.          Между необходимостью и достаточностью находится довольное обширное поле, где основными вопросами будут: какие факторы еще требуется включить в модель, насколько именно они позволят сделать модель адекватнее и не привнесут дополнительной путаницы. Если факторов будет недостаточно, то исследователь будет вынужден отображать какие-то аспекты оригинала-реальности на другие, осуществляя дополнительное преобразование и теряя часть важной информации. Если факторов будет излишне много, то могут появиться многочисленные связи и ассоциации, которые будут скрывать более глубокие взаимоотношения аспектов, уводить исследователя по другим путям. Факторов и подфакторов должно быть необходимое и достаточное количество.

 

3. Содержание модели

         Для любой модели так же актуальны вопрос предмета (или что измеряется), пространства (где это происходит), в каких рамках (когда, особенно если это модели изменений) и наблюдателя (кто и как), который осуществляет эти измерения.

 

3.1 Предмет или что

         Рассмотрим вопрос предмета — что. Это, пожалуй, один из самых непростых вопросов, особенно в психологии. Чем конкретнее модель, тем точнее мы можем сказать, что мы измеряем. К примеру, влияние набора каких-то генов в определенной среде. Чем к более обобщенным и абстрактным понятиям мы переходим, тем непонятнее, каким образом определять предмет измерений и наблюдений. То ли создавать интегративный компонент, состоящий из нескольких, то ли идти в сторону абстракции, или же фиксировать какие-то факторы как предположительно незначимые и константы.

         Возьмем, к примеру, вопросы, связанные с личностью или ее компонентами. Изначально под такими категориями как личность подразумевается не то что разный набор составляющих, а еще и разное скрывающееся под одинаковыми названиями. Поэтому каждый исследователь прибегает к комбинации средств, описанных в предыдущем абзаце: интегративность, абстракция, фиксация факторов.

         К примеру, в модели Сьюзанны Кук-Гройтер она исследует личность как набор трех факторов: эмоционально-бытийного, логического и воли-действия. (Следует упомянуть, что по каждому из этих факторов изначально можно разобрать еще множество моделей, которые будут давать разные представления и результаты.) Применен некоторый фактор интегративности. 

         Что в итоге будет измерять и показывать такая модель? Как утверждает автор — изменяет уровни развития самости (самость — это интегративная категория на основе выше указанных элементов). То есть изменение самости — это изменение трех подфакторов, которые связаны между собой каким-то образом. По сути мы имеем вложенную трехфакторную модель. Но предположительно как трехфакторную ее вряд ли кто будет исследовать, а процесс редуцируется до псевдомножественности факторов. Псевдомножственность трех подфакторов порождает непонятным образом интегративный фактор самости.

 

3.2 Интегральность

         Отдельно стоит остановиться на факторе интегративности или интегральности, который используется порой в самых оригинальных контекстах. Интеграл — это аналог суммы чего-то. Можно понимать под интегральностью или интегративностью   суммирование некоторого многообразия. Однако при этом суммация не всегда приводит к полноте, непротиворечивости и другим последствиям. Как правило, сам интеграл обеспечивает лишь сумму на некотором однообразии. Никаких дополнительных функций он не несет.

         Результат деятельности интеграла зависит от самой области интегрирования и метода интегрирования. И сама сумма может быть взята по каким-то определенным правилам, которые заложены в данный вид интеграла и допустимы на данном множестве. То есть при том же самом множестве мы можем не получить даже простейшую суммацию, если видоизменить правило интегрирования. И аналогично не получить, если изменить область интегрирования. В самом общем виде интеграл — это суммация, но выполненная определенным образом, то есть мы имеем некоторое преобразование оригинала на выходе.

         Теперь посмотрим на это в контексте психологии.  К примеру, многочисленные интегральные подходы, карты и методики. Своей основной они объявляют суммацию-аддитивность (да, при определенных условиях интеграл это обеспечивает). Но часто или практически никогда не исследуются вопросы того, что происходит после этой суммации с процессами, существами, средой и взаимосвязью всего этого. Просто проинтегрировать или еще получить адекватный результат, разобравшись с этими проблемами — это разные вещи.

         Популярны и интегральные карты всего или потенциально всего, потому что объявляется, что практически любое может быть включено в подобные схемы позднее. Но, как мы уже увидели выше, интегрирование — это процесс преобразования, при котором происходит то же отображение оригинала в модель или в оригинал с искажениями. При этом часть оригинала или областей реальности вообще может никак не попасть в интегральную карту, потому что либо она изначально не интегрировалась, либо потерялась при интеграции, либо интегральная схема создана таким образом, что отображение такой области или процессов представляют собой пустое множество.

         Поэтому интегральный подход, карты или что-то иное никак не могут по умолчанию обеспечить полное, комплексное и непротиворечивое в некотором смысле отображение оригинала-реальности в модель для работы без дополнительных работ над этим. Само мистическое слово интегральный или интеграл это не обеспечивает. В идеале он может лишь принести минимальное количество искажений, но что делать с этим всем на следующем шаге (а это сырые данные для шага номер два) — это отдельный разговор.

         В той же модели самости С. Кук-Гройтер представлена модель трех псевдомерных подфакторов и одного интегративного фактора представляется - это  модель человека. Усложнение в виде подфакторов привнесло еще больше вопросов. Второй фактор — среда не представлен. А на выходе мы имеем все ту же однофакторную модель.

 

3.3 Где и когда, как и кто

         Обратимся к вопросу области-пространства или вопросу где все происходит. На примере предыдущей модели и схожих подходах мы так же можем обратить свое внимание не только на отсутствие второго фактора — среды, но и отсутствие чего-либо, обозначающего или указывающего на то, где все это происходит. Где находится, измеряется и изменяется эта самость? Фактор, где в данном случае включает в себя и источник изменений. Если в двухфакторой или даже полуторофакторной модели можно говорить о силе взаимоизменений, то в однофакторной модели следует либо просто констатировать изменения, происходящие в вакууме и из вакуума, либо говорить, о самодостаточности этого фактора для изменений самого себя, либо открыто признавать неполноту модели изначально.

         Аспект когда и в каких интервалах-рамках можно получить полезные эффекты от использования модели. Если это статическая модель, то на какой пролонгированной опытной базе получается данное отображение и в каких рамках изменений оно применимо. В случае динамической модели можно говорить об интервалах (с учетом других факторов и аспектов), на протяжении которых модель будет устойчивой, при разверстке как в прошлое, в настоящем и в потенциальное будущее.

         Теперь посмотрим на того, кто измеряет и как это делает. Обычно этот вопрос связан со многими другими, к примеру, объективность-субъективность, методах измерения и в целом роли наблюдателя. В большинстве однофакторных моделей говорится о том, что существуют и исследуются некоторые устойчивые группы-классы чего-то. Это предполагает, что если мы возьмем все однородное многообразие, то по ряду параметров мы можем получить потенциально устойчивые факторы-группы. В данном случае роль наблюдателя сводится практически к нулю, объявляя некоторые данные объективными.

         Насколько верна устойчивость такой классификации, если такие исследования и проверки проводят люди, которые изначально знакомятся с методикой, которую потом собираются подтверждать. Более того, не очень понятно, что тут подтверждать.          Действительно, если мы все многообразие разобьем на N-классов, то при отображении любого нового оригинала или части реальности мы уже будем вынуждены поместить его в один из существующих классов, иначе оно не попадет никуда. А последнее будет означать отображение в пустое множество, что должно приводить либо к игнорированию таких оригиналов-реальности, либо допускать такие преобразования в ноль каким-то образом. Первое встречается гораздо чаще. Когда игнорирований становится слишком много, чтобы их замалчивать, они называются группой исключений или мотивацией для будущих изменений модели.

         Фиксируя некоторое отображение в виде классов, мы задаем модель отображения. Дальнейшие отображения не дадут нам ничего больше, чем снова отображение в ту же модель, ни больше, ни меньше. Но это ничего нам не скажет нового или проверяемого относительно оригиналов реальности. Масло масляное.

         Дело в том, что, даже применяя результаты нашей модели на оригиналах реальности, мы получим не более чем редуцированное представление о них в силу многих выше упомянутых допущениях. При этом будет теряться очень много данных и факторов, которые искажаясь, редуцируются до одного фактора. 

          Выходом из ситуации может служить усилением роли наблюдателя + увеличение гибкости изменений самой модели. В этом случае мы можем получить отображения не в имеющиеся классы, а в усложненное многообразие, видоизменяя саму модель.

 

3.4 Другие вопросы к модели

         Подход и модель должны отвечать не только на вопросы что, где, когда, как и кто, то есть сообщать происходящее, но и в идеале говорить о том,

  • почему именно так происходит, объясняя причины и происходящего с оригиналом-реальностью на основе модели;

  • отвечает на вопросы и парадоксальные ситуации, не записывая их сразу в исключения или полностью не учитывая;

  • рассматривает вопросы отдаленных последствий, если мы выйдем за текущие рамки работы модели или оригинал изменится очень сильно;

  • а также может поднимать вопросы о том, так ли происходит на самом деле, насколько адекватны принятые аксиомы, и позволяет гибкие трансформации.

 

4. Дихотомии в модели

4.1 Проблема дихотомий

         Прежде чем рассмотреть часто употребляемые методы шкалирования, остановимся на вопросах дихотомий, которые часто присутствуют и изначально заложены в модели. Следует сказать, что трудно говорить о том, что сама реальность устроена с наличием таких дихотомий или их отсутствии, или каких-то других их взаимоотношениях. На это есть огромный пласт философских учений и воззрений, которые по полочкам раскладывают многочисленные вариации возможного. Психологические же теории и подходы работают же в рамках какой-то одной философской парадигмы, проводя детализацию на своем уровне конкретики. Поэтому в частности невозможны сравнительные исследования психологических моделей, которые изначально исповедуют разные философские основания, несводимые друг к другу — это будет спор-сравнение ни о чем на данном уровне конкретизации.

         Если же говорить о моделях, то исследователи и авторы очень часто вольно-невольно закладывают дихотомии в структуру на уровне аксиоматики или за гранью аксиоматики, и затем начинают преодолевать эти противоположности, ограничения и производные с ними связанные. На самом деле преодолеть то, что заложено в модели можно только выйдя из модели в мета-модель или трансформировав модель. Решать же в ней такие вопросы можно только на уровне бесконечного идеального приближения о том, что это может произойти, но тогда сама модель и этом разрушается, или мы выходим за ее рамки.

         То есть модель очень часто создает сама дополнительные рамки и невозможности, над которыми бьются авторы и последователи подходов. При этом переносится акцент с изначальных вопросов и проблем, связанных с предполагаемым оригиналом-реальностью на порожденные моделью сложности. И иногда достаточно некорректно в виде обратной связи они же переносятся и приписываются оригиналу.

         Обозначим некоторые основные дихотомии, которые привносятся в модели.

 

4.2 Дихотомия субъективное-объективное

         В самом общем виде в дихотомии субъективное-объективное выделяют часть аспектов или поле объективно измеряемое, которое может быть подтверждено различными наблюдателями в разных средах и состояниях. Это тот пласт, который чаще всего свойственно изучать и получать результаты в вопросах, где возможна достаточно жесткая детерминация. Но и даже в этом случае остаются вопросы неполноты отображения и учета факторов, а также появившийся фактор влияния наблюдателя и инструментов наблюдения на получаемые результаты.

         Причем этот компонент проявился не только в отношениях живой природы и наблюдателя, а в до этого казавшихся весьма детерминированных областях бытия, как неживая материя. Но и там оказалось, что даже сам инструмент наблюдения может влиять на результаты и представлять их в разном свете. Этот фактор наблюдателя может быть обозначен либо как третий фактор, либо как функция преломления.

         В областях субъективных или сколь-либо далеких от подтверждения множеством сторонних наблюдателей, ситуация выглядит иначе. Здесь можно пытаться и искать корреляты с объективированным знанием, но всю полноту внутреннего и субъективности здесь и сейчас предположительно не удается передать простым коррелятом в область потенциально объективного.

         Существует так же неоднозначный вопрос о существовании или несуществовании взаимооднозначного соответствия любого внутренне-субъективного процесса и внешне-объективного (в обе стороны). То есть можем ли мы говорить, что любое изменение, к примеру, объективно-физиологическое, будет порождать внутренне-субъективное изменений ощущений, которые можно пережить. И обратно, всякое ли субъективно наблюдаемое изменение или ощущение может быть зафиксировано в объективных аспектах? К примеру, галлюцинации различных видов и переживания «нереального», действительно ли это серьезные изменения даже материи, или это лишь некоторые «очки с фильмами» на время и без глубоких последствий?

         Во всех субъективных случаях положение самого наблюдателя отлично от положения множества других наблюдателей. Для последних наблюдение часто вообще не представляется возможным непосредственно, а только через опосредованные инструментарии. Привелигированный же наблюдатель совершает функциональное преломление о своем состоянии. Сюда можно отнести многочисленные методы интроспекции.

         В комплексных подходах используются в различных комбинациях и субъективный и объективные компоненты. Насколько ни корректны и приносят больше пользы, чем искажения — вопрос открытый. К примеру, в интегральном подходе Кена Уилбера используется несколько наборов дихотомий, а именно: внутреннее-внешнее или субъективное-объективное, а также единичное-множественное, порождая 4 сектора. Вдобавок к этому так же вводится иногда третья дихотомия о изнутри или снаружи рассмотрения проблем каждого сектора. Воззрения автора и группы разработки менялись относительно данных вопросов, но сама модель осталась в этом смысле практически неизменной. Это может служить отличным примером неизменности или трудности произвести по многим причинам преобразование модели, которая представляет костяк всех остальных методов и производных.   Рассматривая вопрос субъективности — объективности в модели AQAL К.Уилбера, изначально предполагалось, что всякий коррелят субъективной части модели будет иметь коррелят в объективной своей части, добавляя сюда единичность и множественность. Оказывается, что находя иногда такие совпадения, говорить и обозначать соответствия оказывается не только некорректно, но и невозможно в силу отсутствия самого кросс-секторного правила, определяющего наличие этой корреляции, которое выходит за рамки модели.

         Действительно, попробуем посмотреть на сложность модели:

  1. это однофакторная модель — везде мы наблюдаем оси разверстки;

  2. верхний левый квадрант представляет из себя расширенную псевдофакторную модель на основе множественных интеллектов Гарднера, корреляции между которыми не ясны;

  3. вся модель в целом представляет собой потенциально двухфакторную модель с неясными связями.

Кроме того, каждая часть модели — сугубо однофакторная, предполагая взаимосвязь между отдельными частями. А в силу аксиоматики модели, она больше служит просто обозначением возможностей и тех же двух факторов + наборов дихотомий, чем исследовательской работе по нахождению взаимосвязей, говоря, что какие-то уровни есть и везде, но откуда они и как связаны, неизвестно. Но при этом можно говорить о том, что в эволюционной психологии на данный момент — это наиболее широкая модель.

 

4.3 Другие виды дихотомий

         Второй дихотомией может быть дихотомия мир фактов и наблюдаемого - мир идеальных моделей и конструктов, идей. Как сопоставить весь набор эмпирических фактов с модельными и идеальными конструкциями. В этом в том числе задача моделирования и состоит.

         Соотношения между полюсами тут разнообразные. Примером реализации данной дихотомии в психологии может быть подход, предложенный К.Поппером. Мы, сталкиваясь с разным фактическим материалом, обращаемся в зону модельных или идеальных конструкций с тем, чтобы найти там некоторое адекватное отображение, которое на практике сможет стать решением для нашей ситуации. При этом стоит отметить, что каждому набору фактов может соответствовать множество моделей, и наоборот, каждой модели может соответствовать множество фактов. Вторую часть этого утверждения используют и широко (доказательств представляется гораздо больше, чем исключений), а первую — гораздо реже (когда речь заходит о сферах влияния).

         Дихотомия человек-природа рассматривается под разными углами и акцентами. Мир человека вырастает из мира природы, с ним связан, однако является уже нечто иным по отношению к нему. Биологическая эволюция, возможно, и продолжается, но предположительно социальный фактор эволюционирует по другим принципам и в чем-то даже условно независимо. Перевод или сведение всего либо к природным факторам, либо к социальным тоже представляется не совсем корректным. Многообразная взаимосвязь природы и человека может образовывать ту самую двухфакторную модель человек-среда.

         Дихотомия психическое-культурное или в другом варианте единичное-множественное по отношению к сообществу существ. Все продукты жизнедеятельности отдельного существа или человека представляют и внутрипсихическое, и внешнекультурное. В пределе найти такие категории, что они будут исключительно либо такими, либо такими. Но в общем виде мы имеем дихотомию взаимодействия культурального слоя, в котором так или иначе находится человек, и влияет на человека, а также внутреннего мира, что порождает и преломляет особым образом все многообразие, а также создает саму культуру подобных ему существ.

         Дихотомия предметный мир - мир символьный несколько отличается от выше перечисленных вариантов. Иногда первое называют материальной культурой, а второе духовной культурой. Независимо друг от друга Л.С.Выготский и Д.Г.Мид выдвинули похожие взгляды о том, что сначала нечто рождается во взаимодействии с другим, а потом превращается во внутреннее состояние или инструментарий. Это позволяет обогащать внутренний мир путем присвоения, или знаки извне становятся инструментами внутри.

         Кроме непосредственно жестких дихотомий можно обозначить фактор плавного нарастания или перехода от единичности к множественности. При этом дихотомия будет заключаться в крайних позициях — одно или даже ни одного и много или бесконечность (или минус бесконечность — плюс бесконечность). В этом случае возможно движение практически с любым шагом по введенной оси.

         Все эти и многие другие дихотомии при введении их в модель сами по себе порождают настолько большое многообразие, что порой даже не требуется никаких дополнительных факторов, уже получаются наборы, которые модельны изначально, из этого можно даже создать очередную карту-модель всего. Исследователю остается лишь раскидать по образовавшимся ячейкам его объекты и процессы исследования.

         Простое постулирование достаточно модного единства, интегрализма или других форм целостности не представляется продуктивным без проработки методологии модели. Такой подход приводит к примечанию прежде всего схожести на первом шагу, возможности единения, а уже затем, на втором шаге — поиск различий, но в уже созданной единости. То есть процессы рассматриваются не одновременно и во взаимосвязи, а второй в рамках первого. Что говорит о том, что исследования различий можно производить уже только в рамках и правилах произведенного единения, а не как-то иначе. В противном случае такая модель просто расползается из-за многообразия методологий и принципов, несогласованных друг с другом.

         Важно отметить, что введение-учет дихотомий и использование их в моделях или нет — это выбор автора подхода, однако в идеале это должно не привносить того, что нет в оригинале-реальности, не создавать дополнительных границ и сложностей, а также в любом случае предлагать методы работы с этим и в рамках созданной концепции.

 

4.4 Методы введения дихотомий

         Существуют разные способы создания моделей на основе базовых категорий, дихотомичных или нет. Обозначим три из них.

         Дихотомичный подход подразумевает введение жесткого разделения изначально, придание полярных значений. Причем в этом случае не предусматривается возможность перехода между дихотомиями, они суть отдельные миры. Между ними возможны, иногда, взаимодействия, при этом одна часть дихотомии будет оказывать воздействие на состояние дел в другой и обратно.

         Примером может быть однозначное разнесение по классам: либо нечто принадлежит такому классу, либо иному. Никакое среднее не надо. Такой поход часто демонстрирует бинарную логику с основанием два, или.... или. Либо есть, либо нет. Либо там, либо тут. Другим примером может быть динамическая дихотомия условного начала и конца пути, когда возможно движение от и до. В состояниях-классах «между» не так заметна эта дихотомия, но она присутствует.

         Подобные жесткие дихотомии часто представлены в составных моделях, той же модели интегрального подхода К.Уилбера. Каждый сектор представляет из себя элемент совокупного образования двух дихотомий: внутреннее-внешнее и единичное-множественное. В этих случаях тоже требуется однозначное размещение оригинала-реальности сначала в одну из дихотомий, а только потом совершение каких-то действий  над ним и между секторами. Конечно же, с течением времени в данной модели акценты начинают затрагивать именно зоны стыков. Насколько важным оказывается систематика модели и акценты изначально!

         Такой жесткий дихотомичный подход иногда разбавляют, к примеру, введением подклассов, подсостояний и подкатегорий, либо множественности - профиля. Это бывает необходимо в случаях неадекватного отображения-размещения оригинала в модель. Куда бы он ни помещался, все равно результат такого действия получается далеким от адекватности. Тут нужно либо допускать размещение в несколько категорий одновременно с какими-то оговорками, либо вводить переходные классы, но в этом случае мы сталкиваемся с вопросом перехода в случае динамической модели или вопросом «между» в случае статической модели. Возможен вариант с выделением основного и дополнительных акцентов — та же множественность. В этих случаях исследователи пытаются применять логику со основаниями более чем два.

         Несколько иным вариантом работы с дихотомиями, но уже без их введения является количественная непрерывность. К примеру, от ничего или единичности к множественности или бесконечности. Здесь присутствуют полюса предельности, зафиксированные на краях или в бесконечностях (даже при минус и плюс бесконечности), но поле отображения уже потенциально непрерывно. Такой подход возможен либо при однородностях отображения, либо при выработке методики переходов между неоднородностями и совмещении их отображения. В подобных случаях происходит применение нечеткой логики с категориями «несколько больше», «несколько меньше» и подобными. В психологических моделях данный вариант используется часто как вспомогательных в мелких переходах и связях.

         Более гибким может оказаться подход, который наглядно можно представить в виде диаграмм Эйлера в математике и логике. Причем в данном подходе можно применять любые другие непрерывные и даже дискретные вариации. Из него же можно получить, как правило, любую другую дихотомичную модель путем преобразования и фиксации полярных состояний. В таком подходе вводятся некоторые факторы, все многообразие же модельного отображения получается на их пересечениях. Причем в более сложном виде, сами факторы могут быть завязаны в прямую и обратную связь рекурсивно на собственное отображение многообразия, таким образом тоже включены в процесс либо динамического изменения, либо просто статической коррекции. Примером может быть модель мозаичного подхода в психологии, где вводятся факторы состояния, среды, проективных структур и наблюдателя. В этом случае в модельном отображении могут использоваться как зоны, ответственные за данные категории (некоторые идеальные или начальные, или состояния фиксации), так и зоны на пересечении данных факторов. В модели так же предусмотрена рекурсивная коррекция в виде обратной связи. Из такой модели можно легко получить, к примеру, модель интегральной психологии К.Уилбера и многие другие. Однако, модель мозаичного подхода не содержит в явном виде дихотомий, которые нужно преодолевать и разрешать в рамках самой модели. Мозаичный подход работает в 4 факторам, но система позволяет производить расширения до N-факторов при необходимости.

 

5. Шкалы и градации

         Обратимся к вопросу о шкалах и градациях. Что будет из себя представлять шкала, и откуда она берется. В наиболее частом и простом виде она ничего из себя не представляет, просто-напросто отсутствует. Вакуум, и в нем есть какие-то стадии-категории. В этом случае трудно говорить о взаимоотношениях и связях. Есть варианты, когда сама шкала представляет некоторый дополнительный фактор, по которому происходит разложение имеющихся в модели факторов. При этом в многофакторной модели шкалы могут быть и независимы, вплоть до полностью разных.  Случаются подходы, где используются категории больше-меньше в различных интерпретациях. Применяя некоторую множественность шкалирования, они могут не совпадать. В случае совпадения же часто нельзя говорить о полностью независимости данных факторов.

         На практике в большинстве случаев в организационные принципы шкалы закладывается единый принцип разметки.  Рассмотрим некоторые из методов.

 

5.1 Разложение из

         Разложение из или приближение к чему-то, истине, настоящему, «богу», идеальному или любой другой категории. На самом деле введение некоторой такой категории практически сразу размечает всю область на близость-удаленность относительно введенной категории. В некоторых случаях вводят или вторую категорию с другого полюса или точку отсчета 0, в противном случае можно говорить о минус бесконечной удаленности.

         Стоит заметить, что, даже пока не вводя никаких факторов, мы уже получаем шкалу. Примером такого шкалирования могут быть модели разверстки духовного, божественного, абсолютного в некоторое многообразие. Причем метод введения этого многообразия и факторность могут быть любыми, они будут вторичны. Первичным принципом отображения в модель будет именно отношение и расположение относительно этой конечной точки или недостижимой бесконечности (она недостижима оказывается в обоих случаях, даже в модельном смысле).

         Самым простым вариантом без привнесения ничего дополнительного будет модель постижения заданной категории, просто стадии этого постижения. Но такой подход по сути ничего не говорит о том, что происходит, сколько ставит сразу в чрезвычайно жесткие рамки одного фактора, который сам изначально вынесен из модели.

         В других формах можно встретить такой подход разверстки при достраивании моделей.  В тех случаях, когда возникают трудности определения, к примеру, стадий, начиная с какого-то этапа, то происходит экстраполирование заложенного тренда на оставшиеся наборы классов-состояний. Проблема экстраполяции на основе какого-то точки или базиса разверстки — это, пожалуй, наиболее часто встречающаяся ситуация в моделях развития или эволюционных моделях.

 

5.2 По циклу

         Шкалирование по циклу применяется тогда, когда есть очерченные рамки, и нужно классифицировать отдельные этапы или части внутри этой области. Примером таких моделей могут быть модели возрастной психологии, где циклом является жизнь, или любые другие модели, где есть точное начало процесса и его завершение. Данный подход практически всегда привязывает состояния так или иначе к фактору времени (вне зависимости от того, какие еще есть факторы).

         В переносном смысле такой подход можно воспринимать как рождение и исход или достижение/не достижение чего-то, не связанного напрямую с жизнью существа. Стадийность, привязанная ко времени, предполагает зависимость от смыслов, присутствующих на каждой такой стадии, которые меняются из стадии к стадии, и дополнительно находятся во взаимодействии с фактором среды. А целью может служить достижение того набора смыслов, которые вкладываются во весь цикл целиком.

 

5.3 Относительное

         Относительное шкалирование вводит некоторое состояние или базис, который фиксируется как текущее, настоящее, нулевое или подобное. А относительно него располагаются все остальные категории и стадии. В таких случаях можно наблюдать названия стадия-до или пред, стадия-после или пост. Подобные категории формируются именно относительно какой-то нулевой-текущей выбранной стадии.           Примером может быть достаточно широкое использование категории «конвенциональный» наряду с доконценциональным и постконвенциальным. В статическом положении данные названия несут понятный смысл, но образуется двоякость понимания в динамике. С одной стороны постконвенциональность — это стадия после конвенциальной, а с другой — сама стадия конвенций, то есть договоренностей, никакого отношения к последовательности и взаимосвязанности с чем-то еще не имеет.

         Возникают вопрос: разве только в обозначенный период происходит конвенция, а в другие такого не происходит, и почему это обозначается как текущее настоящее. То есть при рассмотрении данной модели в другую эпоху, что мы должны будем сделать с такими названиями, сдвинуть снова базис в новую эпоху, либо оставить базис, но уже качественно предположительно перейти в другое состояние эпохи? И в обоих случаях сам набор стадий, скорее всего, изменится. И тогда такие категории модели имеют ценность только из состояния здесь и сейчас, а не пролонгированно. Будущее просто экстраполируется из прошлого и настоящего.

 

5.4 По положению наблюдателя

         Шкала в зависимости от положения наблюдателя. Если в предыдущем случае наблюдатель был помещен в настоящее и жестко зафиксирован, то в данном подходе положение наблюдателя может изменяться. А итоговые шкалы строиться по некоторой совокупности или исходя выбора любой точки, не обязательно связанной с текущим состоянием. Стоит заметить, что перемещение наблюдателя — это полезная методика, которая показывает не просто различие шкал и даже стадий, но также позволяет преобразовывать всю модель. Обобщенным случаем по определению того, где был расположен наблюдатель и откуда строился данный подход, является категория «базис разверстки» любой модели.

Окончание