Доклад на конференции Integral Theory Conference  

2013 San Francisco    

             

         

Начало

           

            Мир людей переживает эпоху за эпохой, они проходят не по всей планете одновременно, да и сами отличаются по содержанию для разных регионов. Трудно однозначно говорить о схожести пути различных народов, но, несомненно, нужно делать акценты на их взаимодействии и конструктивном сосуществовании. Волны сменяют одну за другой, и на определенном этапе тренда глобализма интегральные и всеохватные концепции приобрели чрезвычайную значимость. Интеграция как метод взаимного понимания и прихода к целостности — важная веха в истории человечества.

            Меняются времена, ситуация, проблемы и задачи, мир переживает стадии очередных множественных циклов, вместо одной-двух интегральных теорий их появилось целое множество. Становится все труднее добавлять и расширять каждую из них, помещая все происходящее в одну систему. На передний план выходят вопросы взаимодействия глобальных конструктов — мир мультиинтегрализма. Как предвестник данных тенденций в начале 21-го века начала формироваться идея Мозаики как многообразия многообразий — мультисистемности. Это не мета-система, которая ставит своей задачей в очередной раз охватить весь спектр масштабных конструкций, а методология моделирования и работы в мире очередного витка множественности глобальных систем, которые вступают в фазу конкуренции за право выживания и развития.

            Данная статья не ставит себе необъятной цели раскрыть все аспекты мозаичного подхода, но она позволит найти точку входа в понимание мета-модельной мозаики, в которой происходит моделирование различных систем, и интуитивно уловить взаимосвязи с AQAL.

            Мозаику можно воспринимать в двух ключах. Первый из них — это мета-модельный инструментарий, на поле которого происходят исследования, создание, преобразования и исчезновения различных систем. В этом смысле Мозаика — это комплексный и пополняемый инструмент мета-моделирования, который реализует идею мультисистемности.

            С другой стороны, Мозаика в ходе своего становления вырабатывает различные идеи и системы. Различные исследователи продолжают экспериментировать в этом поле, накапливая интересные и качественные результаты. При этом нельзя говорить о централизации данного процесса или сведении всех результатов в единый комплекс. В этом смысле Мозаика представляет многообразие различных подходов и систем без унификации.

            При необходимости Мозаичное поле можно сузить и получить различные, уже известные методики и конструкции. Мозаичный подход не предполагает единожды жестко заданного набора инструментов и авторов.

            В обоих случаях целью является нередуцирование, сохранение многообразия и предоставление инструментария для реализации моделирования на различных уровнях. Если девизами ИП являются неисключение накопленного и связанность в единство в многообразии как максимальное расширение и задействование, то девизом Мозаики как подхода может быть расширение альтернатив, понимание реализации любой «данности», выход на мета-уровень и сохранение многообразия многообразий — по сути, тоже максимальное расширение и задействование.

            Мозаичный интегрализм, или интегральная мозаика, — это взаимодействие единства и множества, не их столкновение или сведение, а сосуществование, эволюционное раскрытие в собственном, уникальном содержании и перспективах.

            В основе метода мозаичного многообразия лежит совокупность различных подходов и моделей, при этом они группируются между собой в конгломераты, часто представляют не единое целое, а кластерные распределения. Вольность выбора условий кластеризации позволяет гибко пересоздавать все мета-модельное многообразие.
            В психологической плоскости наряду с другими можно выделить деятельностный подход, который разрабатывался в советской психологии. Это единство сознания и деятельности, неразрывность процессов и рассмотрение их в совокупном взаимосвязанном многообразии. Кроме того, широко используются факторные инструментарии, когда исследуемое рассматривается как результат взаимодействия многих факторов, что позволяет исключить однобокое восприятие задачи. Трансперсональные подходы вносят возможность рассмотрения как внеличностных идентификаций и переживания трансформационных состояний, так и создания состояния внеличностного наблюдателя. Благодаря им граница «внутреннее-внешнее» (как «организм-среда») становится размытой. Кроме того, расширяется само понятие среды, куда могут быть включены пока еще неклассифицируемые точно пласты некоторой предполагаемой реальности, к которым можно получить доступ. Задачей же выступает не столько построение интерпретаций, сколько совмещение или непротиворечивость границ малого и большого «Я».

           Интегральное видение как система множественных экранов привносит в многообразие факторов структурно-взаимосвязанную составляющую на основе различных систем уровней, этажей, состояний и возможностей применения, а также  переключения систем-экранов как фильтров. Данные фильтры представляют собой каналы переключений, где каждый сам по себе самодостаточен, но при этом предусматриваются взаимопереходы с одних на другие. Множественность в единстве и эволюционизм – особенность интегральных подходов, и когнитивная сфера здесь часто является необходимым аспектом. А целью мышления становится достижение адекватного со-создания реальности с определенной позиции.

Мозаичная компонента освобождает от жестких привязок и фиксаций, позволяя гибко работать в мета-модельном поле, перемещаться в любом направлении, встраивать альтернативные подмодели и методы, а также производить согласования в режиме рекурсивных потоков, применяя методы нецелостных проекций.

     Сам термин «мозаичная психология» отражает множественность, которая не обязательно стремится к единству, и целостности, лишь допуская их.

    Ещё в начале прошлого века Лев Выготский и Александр Лурия назвали кризисом и обозначили термином "мозаичная психология" отсутствие единообразия, множественность в психологии. В современном мире, наряду с трендом на единение и создание объединяющих теорий всего, есть и тенденция к многогранной "мозаичности".

       В мозаичном подходе любая категория рассматривается параллельно с комплексностью и целостностью как бессвязное многообразие, хаос, нецелостностными многообразиями. А целостность допускается в виде искусственного обобщения, сохраняющееся в силу привычки. Категории существа и тем более личности, «Я» как целостности претерпевают сильные изменения, они воспринимаются как ситуативная интеграция-дифференциация частей. Вводятся инструментарии множественных «проекций» и взаимных рекурсивных отражений, где первоначальный образ может быть не определен либо недоступен.

            При моделировании можно сказать, что всегда есть некоторое неизвестное «нечто», которое нужно воссоздать, а затем производить с ним дальнейшие исследования. Это изначальное «нечто» нам неизвестно, но предполагается.
            Моделирование — это процесс, в ходе которого происходит представление предполагаемой части реальности-оригинала в модель, которая сохраняет необходимые для реализации данной задачи свойства и взаимосвязи оригинала, а от незначащих на данный момент аспектов происходит абстрагирование.

            Мета-моделирование — это исследование условий происхождения, существования и функционирования концепций, моделей и систем; включает рассмотрение вопросов, выходящих за рамки тех или иных парадигм, а наблюдатель занимает мета-позицию по отношению к данному полю исследования. Мета-наблюдатель может ставить вопрос «так ли?» – о базовых предпосылках любой системы, а также пытаться развернуть условия их появления.

            Восприятие существ научается распознавать все больше и больше паттернов путем познания и пополнения этой базы. Комплексы восприятия и интерпретаций взаимосвязаны и  состоят из многоуровневых систем кодирования, фильтрации, интерпретаций, начиная с момента восприятия сигнала, который уже фильтруется и воспринимается лишь в некотором диапазоне и ключе, постепенно продолжая преобразовываться в нервной системе существа на всех ее уровнях.
            В определенном смысле мы мало знаем о том, что именно воспринимаем. Мы не можем однозначно сказать, воспринимаем ли мы то, что находится по ту сторону сенсоров, или воспринимаем только самих себя, или же все конструируется во взаимодействии. Многообразные философские и психологические парадигмы рассматривают этот вопрос по-разному.
            Если некий автор предлагает нам свою модель, которая отражает с его точки зрения «нечто» из сферы «реальности», то что могут сказать другие наблюдатели про концепцию автора? Можно говорить о проецировании многообразия предположительно представленных в реальности процессов в данную модель-проекцию. Если проследить цепочку происхождения модели еще раз, то можно заметить, что это реальность не непосредственно, а  через автора отображена в модель. Появляется дополнительное звено — автор. Он отобразил ее такой и именно такой, преломив через субъективность.

            Для наблюдателей сам автор – это тоже некоторая проекция «нечто» – «модель автора». То есть наблюдатели видят созданную автором модель через «модель самого автора». Мы имеем реальность, отображенную через отображение, или проекцию через проекцию.

            У конкретного наблюдателя с автором разный жизненный опыт, взгляды, характеристики и системы восприятия. То есть результаты наблюдения будут всегда отличаться. Можно достаточно долго согласовывать эти проекции, предполагая на каком-то шаге, что несогласованные потери минимальны. Для этого используются итерационные, рекурсивные подходы. Но в каждый миг такого согласования опять происходят изменения и самих существ, и условий реальности, которые представлены через модель.
            Это как бег за вечно трансформирующимся «нечто», которое мы сами рассматриваем через изменяющиеся проекции, и сами являемся таким центром очередного изменения, не считая множества неучтенных факторов. Причем необходимо регулярно производить обновление всей этой цепочки, чтобы подтверждать адекватность текущих воззрений.

            Часто целесообразнее зафиксировать саму модель-проекцию реальности в виде теории с аксиоматикой. Тогда происходит рассмотрение и согласование реальности уже через жестко заданную систему. Если такая фиксация модели-проекции произведена, то в нее уже не проникает ничего иного, кроме того, что было допущено на входе прилагающимся инструментарием.

            Сами системы появляются через проекцию авторов, которые и создают эту систему (под автором тут понимается вся совокупность условий самого автора и условий его существования). То есть это не только авторская проекция, а все остальные будут размещены в авторской проекции проекции реальности. В данном случае и сам автор изначально является проекцией, через которую возможно произвести разворот его системы. Не разворачивание реальности через модель, а сворачивание – это процесс обратных преобразований.
            Таким образом, автор не размещается где-то отстраненно в пустоте, потому что он создал эту систему, как это может показаться, а сама система уже изначально создана автором, размещенным в ней, который и создал ее именно такой, чтобы быть размещенным в ней таким образом, и так далее...Бесконечная рекурсия.
            Можно зафиксировать шаг, итерацию рекурсии, чтобы говорить, что на этом шаге можно обсуждать статичную версию системы-проекции и аналогичную статичную версию реальности, отображаемую в нее. Сам автор создает эту систему, потому что является одним из ее базисов, через который разворачивается вся остальная проекция. Для любого другого наблюдателя проекция через него условно той же части реальности будет совершенно иной, чем для автора.

            Существо и среда — вот два основных фактора, которые чаще всего выделяют для исследования. Эти факторы рассматривают в различных взаимосвязях, в разных условиях и стадиях изменений. В самых идеальных условиях бывает очень трудно развести влияние этих двух факторов. В самом общем виде признается их тесная и взаимопроникающая связь. К примеру, изначальная идея К.Грейвза о среде и соответствующей адекватной форме мышления не нашла своего продолжения в строгом академическом ключе.

            Не во всех моделях происходит учет даже этих двух факторов. Ведь для этого нужна двухмерная (двухфакторная) модель. Большинство же моделей лишь имитируют многообразие 2-х и более факторов, на самом деле не исследуя их независимость, условия взаимодействия и другие аспекты. Некоторые из выделяемых факторов на самом деле являются подфакторами одного фактора. Некоторые другие могут быть проекцией чего-либо третьего, и т.д. Изначальная непроясненность этих вопросов создает все нарастающие сложности, повторы, автокорреляции и феномены, которые присущи только самой модели, но не реальности, которую предполагалось исследовать.

            Действительно, если перед исследователем всегда находится некоторое многообразие ABC...Z, которое он так или иначе систематизирует и предполагает в нем выделить отдельные компоненты A+B+C+...+Z,  то это не всегда осуществимо, хотя модельно можно это показать. Примером двухфакторных конструктов является, к примеру, решетка Уилбера-Комбса. Однако и она построена на допущениях независимости двух факторов, а также их отдельного существования. А что будет, если таких факторов не два, а гораздо больше? В этом случае получение красивого многомерного конструкта может быть предпочтительным, но он не сможет пройти проверку реальностью.

            Одним из таких интересных вопросов, которому не так много пока уделяется внимания, является вопрос о взаимосвязи типологий и других аспектов интегральных моделей, к примеру, стадий. Предполагается, что можно построить двухмерную таблицу, где по одной оси будут находиться типы, а по другой – стадии. Проведенные за два десятилетия различные исследования на основе научной типологической модели «Псикосмология» могут пролить свет на неоднозначность таких построений.

 

Псикосмология

            Так как Мозаика использует нечеткую логику и непрерывные шкалы, то значимое место занимает вопрос о соотношении частей и целого. К общепринятым вариантам «целое — сумма частей» и «целое превосходит части» добавляются случаи, когда целое меньше своих частей. Примерами могут быть диссинергия и субаддитивность. Данные вопросы соотношений рассматриваются вместе с многофакторными влияниями, когда изменение любого фактора меняет и соотношение частей-целого.

            Сама задача определений условий образования целостности, которое может быть ею при одних условиях, абстрагируясь от ряда факторов, но перестает такой восприниматься при иных, — это предмет факторного моделирования группы моделей «часть-целое».

            Интересным смежным моментом являются механизмы приобретения нового и расширения. При каких условиях происходит накопление нового без потери старого, к примеру, создаются холархические образования, а когда приобретение нового связано с отказом и утерей чего-то, что еще было на предыдущем шаге? Если происходит постоянное обновление как в плане добавления, так и вычитания, то ставится вопрос о сохранении самой целостности–  насколько она остается собой, а не представляет лишь набора постоянно меняющихся многообразий, где сама категория «целостности» вводится только для удобства моделирования, а в общем случае можно обойтись и без нее.

            Такие важные вопросы имеют под собой и экспериментальное основание. Примером могут быть фигуры Хладни, когда высыпанные и неструктурированные частички песка и соли самоструктурируются под воздействием внешних частотных влияний (в частности, звука) в различные целостности, не имея никакого внутреннего содержания и конструкта. Мы имеем процесс формирования целостного извне без образования внутреннего конструкта.

            Вопрос представленности существа, человека, «Я» занимает значимое место среди других моделей Мозаичного моделирования. Предлагается рассмотреть модель существа как совокупность многообразий без введения центрального конструкта или с таким конструктом, который может эмерджентно самовозникать за счет взаимодействия элементов многообразия. «Я»  – как конструкт без «Я», основанный на модели множественных тел. При этом сама граница «Я» и внешнего мира остается условной и гибкой, что позволяет говорить о неразделенности на отдельные целостности — разные  «Я», а также о четком разделении  на существо и среду, индивидуальное и коллективное (как сектора AQAL).

            На основе модели мозаичных тел моделируются условия взаимодействия двух таких образований наподобие взаимодействия двух холонов, что приводит нас к мета-полю по моделированию различных видов типологий. Перейти к каждой из конкретных можно путем задания входных данных и функций в модели мозаичных тел существа.

            Под конструктом «Я» подразумеваются выделяемые некоторые образом частичные многообразия, элементы которых заменяются с течением времени. Чем ближе к условному ядру  «Я»-конструкта, тем более трудно изменяемые элементы там присутствуют. Наряду с этим можно выделять другие устойчивые компоненты в структуре «Я», которые можно сравнить со стоячими волнами в физики.

            Данная модель обладает широким спектром пояснительных возможностей для разных феноменов. Возьмем различные трансперсональные случаи, исследованные С.Грофом в ходе его многолетней работы, а также измененные состояния сознания, которые испытывают участники различных трансперсональных практик. В ходе данных процессов люди могут переживать абсолютно неизвестные и несвойственные природе человека ощущения, становясь другими существами, объектами и процессами всего мира, или же приводить данные и указывать на события, отдаленные от них географически или по временной шкале.

            С помощью вышеописанной модели можно представлять механизмы функционирования подобных случаев. Так как тела (особенно периферийные) заменяемы, и новые могут быть притянуты извне на время, то между текущим набором тел «Я» и любым другим образованием, будь то существо или что-то еще, могут возникать резонансные состояния. И с помощью таких связей конкретный человек краткосрочно получает доступы к телам и содержащейся там информации. В отдельных случаях центр тяжести может временно смещаться в другие места, а привлеченные новообразования способны имитировать, к примеру, «иные личности».

            Теоретическое представление данных процессов может перевести их из разряда мистики и феноменов в объективно изучаемые явления и разработку детального инструментария по работе с ними, а также способно способствовать сближению некоторых экстрасенсорных направлений (где схожие модели используются) с классической наукой.

            В ИТ история человека и коллективов представлена в виде стадий в рамках холархий, где особую роль играет корреляция стадий, которые сформировались как в индивидуальном, так и в коллективных измерениях. Эти стадии и возникают в четырех секторах. При этом сформировавшиеся стадии как космические привычки мало поддаются изменениям, а новые, на переднем краю образования, находятся в процессе становления.

            Мозаика предлагает собственную модель исторического развития, когда наборы этажей можно проходить не только строго фиксированно, но и разнообразным образом во многих циклах. Исходя из этого возможно существование не только непрерывного профиля человека, но и альтернативных способов фиксации аспектов на каждом задействованном уровне. Формирующийся исторический след, или холон, в этом случае будет обладать гораздо большим разнообразием.

Кроме того, в мозаичном моделировании допускаются альтернативные формы эволюции живых существ, в том числе и разумных. В этом случае не только расширяется многообразие холонов, но и сами деревья эволюции, которые закрепляются как космические привычки, для разных цивилизаций (в том числе и потенциально инопланетных) могут быть разными.

Мозаика предстает не способом моделирования, преломленным через человеческое сознание, а сознанием многих существ, которые не всегда идут эволюционным путем homo sapiens.
            Дополнительной моделью представленности существа и сознания, а также его возможности перехода между уровнями является модель «потенциалов». В ней любая система рассматривается как вложенные колебательные контуры с центром и периферией, где центр детерминирует диапазоны и границы развития периферии, а периферия в виде обратной связи наполняет содержанием центр. Сам же центр является очередным звеном периферии очередного над-контура, образуя, таким образом, вложенные системы, отличающиеся от принципов формирования холонов.
            Простым примером может быть устройство космоса, когда спутники вращаются вокруг планет, планеты вокруг звезд, звезды вокруг центров галактик, а те еще далее продолжают эту цепочку. В этом случае для перехода в другие диапазоны необходимо набрать потенциал – «космическую скорость». Пока же любой объект или существо находятся внутри определенного уровня колебательного контура, он уже представляет собой преломление и взгляд в узком частотном диапазоне. И на это нужно делать поправку, когда речь идет о глобальных процессах и категориях, к примеру, Боге, Духе, которые представлены вне текущего контура.

            Эта модель не тождественна модели уровней, а раскрывает другие аспекты множественности. Например, некоторая система уровней может иметь не универсальный характер, а являться проекцией-преломлением в рамках некоторого колебательного контура. Переход же в другой контур не предполагает изначально сохранения данных уровневых конструктов.

            С этим связано и переосмысление категории «просветление». Если в интегральном подходе  это будет единство со всеми уровнями и состояниями, доступными в данный момент, то в Мозаику включено и интегральное понимание, но и как перспектива заложена возможность освоения других колебательных систем на протяжении эонов лет. Именно адекватность все большему многообразию — это и есть тренд на просветление. Тут позиции ИТ и Мозаики совпадают.

            ИП дает возможность включить различные перспективы от единичного и множественного числа. Можно, продолжая расширять спектр, предлагать инструменты моделирования образований типа мемов, эгрегоров, архетипов и «коллективного существа. Группа подобных «существ» представляет отдельный пласт. К примеру, рассматриваются вопросы формирования и условий существования таких образования, а также виды взаимосвязей с индивидуальными и коллективными холонами. 

            Если в ИП говорится о разделении индивидуальных и коллективных холархий, то есть  после человека как существа не следует уровень общества или, к примеру, Геи, то модель «коллективного-существа» представляет собой иной вид структур. Она состоит из отдельных существ, но не предлагает рассматривать их как «части тела, которые идут за собакой», одновременно ведя себя и как коллективный холон, когда каждый волен действовать самостоятельно. Речь идет о взаимосвязи с моделью потенциалов, когда каждое над-образование задает границы и рамки для под-образований, влияет на них, а само получает обратную связь. В зависимости от видов связей возможны множественные варианты.

            Таким образом, Мозаика привносит в современные трансперсональные видения инструменты моделирования и разные категории, представлявшиеся далекими и сложными. На основе этого образуются взаимосвязи не только классической биологической эволюции, но и расширяется само понятие существа и форм жизни. Это особенно актуально в силу панпсихизма ИТ.

            В мозаичном подходе говорится об этажах со-восприятия реальности, где каждому из них соответствует качественно отличающийся метод, набор конструктов восприятия-деятельности.

            Для моделирования используются как старинные системы уровней, такие как Раймунда Луллия, Белосельского-Белозерского и др. и их современные модернизации, так и современные модели исследователей разных стран. Часть современных моделей российского происхождения пока не известна в мировом масштабе. К примеру, это система уровней работы с информацией или уровни деятельности –самостоятельные независимые исследования, которые в самом простом варианте можно представить как линию в ВЛ-квадранте или в более широких смыслах.

            На данный момент в мозаичной модельности предлагаются следующие обобщенные конструкты уровней. Каждый этаж будет характеризоваться осью «1 —> несколько → много -> бесконечная неоднородность». Положение на этой оси будет уточнять механизм взаимодействия в рамках конкретного этажа. На практике это означает, что если реальность воссоздаётся некоторым образом через какой-то вид конструктов, то положительная часть шкалы показывает освоение и рост адекватности существа в этом русле, который сначала осваивает один конструкт и закрепляет его в деятельности. На этом он может остановиться, так как часто одного хорошего инструмента бывает достаточно для жизнедеятельности. Если же он пробует второй, третий и уже оперирует несколькими, то начинает перемещаться по этой оси, что комплексно меняет и его видение, и деятельность.

            Множественность конструктов предлагает быстрое и гибкое освоение позиций, а также создание собственных конструктов этого этажа. В этом случае можно говорить о многосторонности взглядов.

            Переход к бесконечной неоднородности приводит к мутации самих конструктов, превращает существо не просто в создателя, но и в трансформатора этого этажа, с возможностью совершить переход в другом направлении, причем не обязательно на следующий этаж.

            Теперь расширим предлагаемую ось в левую сторону с отрицательным знаком, и получим: антибесконечная неоднородность «<- анти-много ← анти-несколько -1 <- 0 -> 1 → несколько → много → бесконечная неоднородность».

            Содержательная сторона такого моделирования может трактоваться разнообразно и комплексно. Приведем один из вариантов. Ноль означает отсутствие адекватной работы и проявленности конструктов данного порядка, нейтральность, непонимание или неиспользование. Причем движение к  нулю или от него возможно как слева, так и справа.

            Отрицательная часть оси показывает, что существо не принимает наблюдаемый им конструкт, отвергает или даже подавляет, а других он и не видит. В случае отрицательного наблюдается несколько негативное отношение уже к некоторой группе конструктов, причем это не обязательно означает, что человек не знает их, наоборот, он может при этом знакомиться с ними все больше и больше, но отношение его не меняется, оно негативно-отторгающее.

            Отрицательная множественность может формироваться уже как глобальное отторжение-вытеснение всего пласта данных конструктов в силу каких-либо значимых жизненных позиций. Здесь может быть и активное противоборство, протест против всего этого, так как человек в курсе данных методов, но не одобряет их.

            И отрицательная бесконечная неоднородность тоже может служить местом кардинальной трансформации на данном этаже, а также обусловить уход в другие направления.

            Сам ноль способен быть как точкой входа на данный этаж, что означает нейтральную незнакомость, промежуточным шагом движения по шкале, так и просто отказом от использования данных конструктов.

            Стадийность интегрального подхода, представленная в виде этажей секторов индивидуального или социальных холонов, а также множественность линий развития индивидуального холона в ВЛ отличаются от Мозаичных представлений. Это отличие состоит в том, что в интегральном подходе горизонтальное движение предполагает расширение-освоение в рамках некоторого уровня, а в мозаичной модельности мы имеем непрерывную шкалу от минус до плюс бесконечности, которая может коррелировать с парой уровней известных линий или радужной высоты ИП.

            Таким образом, к примеру, «инфракрасный — пурпурный» — это 1-й этаж, «красный — синий — янтарный» — 2-й, «оранжевый — зеленый» — 3-й, «изумрудный — бирюзовый» — 4-й этаж, и так далее. И позиции уровней ИП занимают положение в районе единицы и в положительной части оси.

            Действительно, если присмотреться и модельно представить каждую пару уровней, то можно заметить цикличные акценты как на единичности, так и на множественности, что и будет представлять пару.  При такой конфигурации возможности движения заметно расширяются по сравнению со строго поступательным шагом на единицу. К примеру, возможны стратегии движения только по четным или нечетным уровням и пути через отрицательную часть шкалы, когда некоторые этажи пройдены, но не проявлены.

            Но на этом все не заканчивается, так шкала мозаики предполагает множество промежуточных значений между «один» и «много», и в общем виде она непрерывна. Кроме того, после категории «много» также существуют возможности трансформации из данного этажа однородности, которые не описываются ни одной следующей парой уровней, а итог такого действа может привести к различным результатам.

            Что же касается шкалы слева от единицы — условно нечетных уровней ИТ, то и там возможно множество вариантов – например, наличие нейтральной позиция нуля или непроявленности, а также постепенный переход к той же единице. Отрицательная шкала может трактоваться как тень в интегральном контексте. В мозаичных же смыслах она обретает более разнообразные трактовки и равноценна положительной части шкалы, через нее могут пролегать пути развития и  множественные взаимосвязи, которые приводят не только к однонаправленному пути становления, но и к вариативным стратегиям.

            Отдельно стоит сказать о нефиксированности положений уровней – в смысле стадий линий развития или комплексно, – как в ИТ. Уровень может находиться на такой шкале в очень широких диапазонах в некоторой окрестности зависимости от ситуаций, условий и реального положения дел. А сам подход непрерывности и нечеткой логики позволяет даже некоторое единство в виде центра тяготения уровня раскрывать очень разнообразно.

            …..

           

            Положения шкал, близких к бесконечности, представляют новые категории, в которых трансформационно-предсказательный аспект достаточно сложен. Именно такие положения могут давать не только максимальные отклонения, но и служить ресурсами непредсказуемых преобразований.

            Итак, в линиях развития различных исследователей мы имеем некоторые этажи, по которым происходит становление человека или коллектива. В ИТ можно говорить об образовании и фиксации космических привычек, которые представляют собой лестницу, спираль или другие фигуры восхождения, причем пропускать сами этапы в них нельзя.
            В мозаичной  модельности предлагается более гибкое восприятие шкал представленности некоторого пласта конструктов – от тотального преобразовательного непринятия, через нейтральное, единичное и тотальное преобразовательное принятие. Сами же уровни могут гибко группироваться попарно или в других вариациях, образуя более широкие возможности взаимосвязей и переходов. При этом из мозаичной модельности всегда можно получить более частные случаи как ИП, так и отдельных линий развития путем упрощения.

            Если говорить о попарной представленности уровней на мозаичных шкалах, то мы можем получить такие преобразования-корреляции со спецификой самой Мозаики. Сразу скажем, что это одномерные — однофакторные представления уровней, статические, а не динамическо-рекурсивные. О более общих формах динамики перехода от уровней к кластерам будет сказано в дальнейшем.

            Мозаичное моделирование предлагает не только некоторые конструкции и взаимосвязи между ними, но и инструменты для создания новых. Поэтому и не ставится цель все свести к единой системе, а предполагается возможность независимой мультисистемности. К примеру, в модели уровней работы с информацией рассматривается 15 ступеней, а в модели уровней деятельности — 17. Хотя часто можно найти корреляции между теми же уровнями (включая разные линии развития в ИТ). Искусственное сведение к чему-то единому и однонаправленному в единую систему — не первоочередная задача, тогда как сохранение многообразия многообразий без преобразований и мультисистемности — более значимая.
            К примеру, каждому уровню деятельности можно поставить в соответствие не только цвет, но и вопросы, виды операций, а также образы форм конструктов и многое другое. С этими моделями исследователей из России и СССР можно ознакомиться в отдельных работах. Ниже приведена схема модели уровней работы с информацией, которая имеет одни корни с моделью «Дианиология» князя Белосельского-Белозерского (18 в.) с положительным отзывом самого Канта.

            Трактовка этажей деятельностных конструктов.
            1-й этаж: точечные конструкты и отдельные объекты.

            В этом случае все воспринимаемое человеком многообразие реальности отображается либо в отдельный объект-точку, либо во множество аналогичных образований. Во втором случае мы можем говорить об операциях схожести и группировки таких объектов.

            В положении на оси «одно»  человек воспринимает неразделимое и недифференцируемое нечто в виде объекта или единичного ощущения, на которое может реагировать. Никакие более сложные дифференциации здесь недоступны.

            Постепенно человек начинает отображать реальность все более многообразно, замечая, что возможен не только один объект и такие объекты, но и другие подобные, их может быть много. Появляется многообразие объектов.

            В режиме «бесконечность» происходят мутации, когда некоторые объекты являются сложносоставными. Но в общем случае все равно можно говорить о том, что реальность представляется как точечные конструкты.

            2-й этаж: конструкты рядов или последовательностей.

            На этом этаже реальность проходит восприятие в виде последовательных образований, которые объединены некоторой взаимосвязью (к примеру, временная последовательность).          

            В начале оси«одно» человек воспринимает и удерживает в поле внимания все как некоторую единичную взаимосвязь — ряд. Все отдельные объекты либо попадают в данную группировку ряда, либо исключаются и пропадают из видимости.

            В дальнейшем — «много» — человек научается использовать не только один ряд, а включать отображение в несколько рядов одновременно, таким образом, чтобы расширить включенность того, что он может воспринимать. Обычно такие ряды воспринимаются «параллельными» без пересечений.

            В режиме «бесконечность» появляются сложносоставные ряды из нескольких, более того, сами ряды могут теперь располагаться относительно друг друга в любом виде, не обязательно параллельно.

            3-й этаж: конструкты таблиц и поверхностей.

            На этом этаже человек объединяет элементы в двухмерные структуры типа таблиц или геометрических поверхностей. В таких образованиях уже видны множественные однозначные соответствия и взаимосвязи.

            В начале оси «одно» человек воспринимает все и пытается вписать в одну карту-таблицу. Мир представляется как карта, по которой проходят различные пути — зигзаги, ломаные линии. Все, что не находит отображения на карте, выпадает из поля зрения как несуществующее.

            В дальнейшем — «много» — человек начинает уметь формировать несколько поверхностей типа карт, когда они располагаются параллельно, более того, между ними теперь можно переключаться, не просто выбирая маршрут, но и решая, каким образом интерпретировать саму «местность».

            В режиме «бесконечность» поверхности и таблицы уже могут становиться сложносоставными, пересекаться, а также подвергаться различным другим искажениям.

            4-й этаж: структуры пространств и мировоззрений.

            На этом этаже реальность человеком отображается в комплексные пространства. Можно говорить не только о взаимосвязях и причинности, но и о парадоксальности построений, когда сам парадокс — это не тупик и проблема, а метод.

            В начале оси — «одно» — человек воспринимает реальность как комплексное, целостное пространство, мировоззренческую систему. Парадоксальные и циклические петли создают новые смыслы в рамках данного мировоззрения. Но мировоззрение может не содержать или не давать возможности включения чего-либо в себя, тогда для него подобное не существует.

            В дальнейшем — «много» — человек обучается переключению мировоззрений. Это достаточно сложный процесс, так как множество громоздких систем требует ресурсов для поддержания целостностей, их культивирования и перестурктуризации. Но в этом случае такой человек может примерять на себя чужие мировоззрения «как они есть», а не только видеть их через свое.

            В режиме «бесконечность» пространства становятся сложносоставными и пересекающимися, а также все более разнородными.

            Всегда имеет место множество систем, которые можно согласовывать, но не всегда корректно их сводить в одну. Любой другой человек может по аналогии и принципам создать свою систему-проекцию. И тогда каждая такая система целиком и ее авторы могут отображаться в системах других авторов. Мы получаем многообразие систем, особенно когда они построены на разных принципах и базисах. На это многообразие можно запустить рекурсивные итерационные циклы.

            Размещение же всего многообразия в одной системе и видение реальности исключительно через нее содержит ряд особенностей, таких как:

1) лишение возможности видеть и создавать собственные отображения;

2) подмена комплексного восприятия с его набором фильтров аналогами системы;

3) перенаправление путей изменений в определенную систему, в рамки ее интерпретаций;

4) возможный переход по изучению мира системы, а не реальности мира;

5) потеря изначальной уникальности и многообразия за счет преломления системы.

            Системное многообразие — это отображение реальности внутри системы в рамках допустимого в ней многообразия. Многообразие систем — это отображение реальности в разные системы, которые сосуществуют в общем случае независимо. Это не одно и то же, и базируется на разных принципах мета-моделирования. Применение многообразия систем вместо системного многообразия — залог многогранного видения реальности. Сведение множественности к единообразию — это также своего рода редукционизм.

            При всей схожести уровней с одной из предложенных моделей и возможности сгладить различные флуктуации между отдельными уровнями, в чем-то соглашаясь с идеей К.Уилбера о становлении нового как космических привычек, которые еще не определены наперед, стоит заметить и качественные модельные отличия. Это может быть разное понимание единичности и множественности, особенно во взаимодействии, – к примеру, холархии.

            В Мозаике переход от единичности к несколько и далее к множественности подразумевает прежде всего независимость каждой новой единичности, самодостаточность, и эти единичности потом при некоторых процессах можно будет рассмотреть в сравнении. Изначальное порождение или следствие одного из другого не соответствует условию независимости, так как имеет место эффект обуславливания. Именно поэтому, как бы ни увеличивалась множественность, каждый ее элемент представляет независимую самоценность.

            Холархия — это множественность, сорганизованная определенным образом во взаимосвязи, поэтому она представляет собой одну систему, к примеру, «великую цепь», или AQAL, как единство в многообразии. С точки зрения Мозаики, о таком образовании нельзя говорить как о независимой множественности, оно ближе к единичному, к единству, которое включает и структурирует собой некоторое многообразие. То есть местоположение холархичных конструктов можно определить, как между «один» и «много».

            Полная же независимая множественность предполагает множество таких независимых систем-мировоззрений, к примеру, наборы интегральных или других систем, из которых каждая самодостаточна и полностью описывают мир в рамках себя. Именно на это и нацелен мозаичный подход — не сведение всего многообразия к одному, а сохранение многообразия многообразий. В этом случае можно говорить о «много» независимых пространств-мировоззрений.

            Во взаимосвязи с рассмотренным выше аспектом находятся идеи введения чего-либо изначального или превосходящего единого, как Дух, Бог, Вселенная и пр. Само введение такой категории уже предполагает единство, в котором включены или разворачиваются многообразия. Но одновременно все это будет включено в само единство, суть одно.

            Как было упомянуто выше, это один из методов, который, однако, не запрещает рассматривать единство любого уровня как множественность того же уровня, которая либо невидима, либо игнорируется, или хотя бы здесь не представлена модельность. Этот закономерный шаг приводит нас к очередному переходу от одного к множеству, даже на таком высоком модельном уровне, где используются категории «Бог» и подобные.

            Данное рассмотрение не просто дает нам возможность допустить или постулировать множественность Духов где-то «далеко там», но и преобразует все остальные картины мироздания, которые до этого раскрывались как единство многообразий, а теперь суть независимые, но взаимодействующие многообразия многообразий. Причем, если даже оставить аксиому о том, что условно более высокое проецирует все лежащее ниже, можно моделировать конкурентную множественность буквально на каждом этаже мироздания.

            Более того, в случае изначального единства это является основой, которой можно достичь. В случае множественности возможность единства-тождественности с какими-то структурами-конструктами некоторых уровней не устраняется, а также доступна. Только теперь это будет означать участие лишь в «одной из». А сами образования находятся в плотном взаимодействии-конкуренции.
            Модельные построения таких условно высоких этажей на вопросах единства и множественности можно наблюдать и исследовать на любом этаже, которые  близки конкретному наблюдателю. И любое единство тоже прекрасно и может быть самодостаточно для существа, но оно при этом никак не отменяет наличествующее множественное прямо рядом, которое, вполне возможно, выпадает для кого-то, но актуально для других. Почему же далекие этажи являются исключениями?

            Любая множественность может быть упрощена, и из нее сделана выборка, представляющая единство, или произведено преобразование многого в одно с некоторыми потерями. Поэтому единый Дух, а также одно мировоззрение или карта AQAL, воистину включающая огромное многообразие, будут самодостаточны, но не смогут отрицать рядом сосуществующих аналогичных множественностей. Поэтому Мозаика признает множественность, но допускает выделение отдельных единичностей любого масштаба.

            Переход от холархии как единства в многообразии далее к независимым мозаичным многообразиям многообразий позволяет говорить об иных этажах развертывания реальности, которые представляют в чем-то альтернативное направление движения к единому Духу.

            Наряду с классическими взглядами на наблюдателей можно отметить следующее:

1. Объективная картина, практически не зависящая от наблюдения. Выбираем один «объективный» взгляд, источник которого часто и не помним.

 2. Фактор наблюдателя позволяет взглянуть иначе в рамках модели. Мы видим новые многогранные проявления того же самого, удивляясь, каким оказывается разнообразным мир вокруг нас, и мы сами, нам открываются все новые грани.

3. Положение наблюдателя изменяет понимание модели  (ladder view).  Ставим себя на место других и другого, обозревая из этой позиции практически иной мир, который часто вызывает полное непонимание и даже пугает, пытаемся согласовать эти видения, лучше понять других, а наше мировоззрение наполняется разными взглядами.

            Еще предлагается дополнительный тип  –«наблюдатель, трансформирующий себя + модели + перспективы». В третьем варианте, когда наблюдатель меняет перспективу или этаж, что меняет саму модель и ее понимание (но при этом AQAL как мета-модель-предписание остается неизменной). В четвертом случае происходит трансформация метамодели и самого наблюдателя (то есть исчезает сам AQAL или другое).

            Последний тип наблюдателя является самой общей формой и может быть сведен к любым другим, он связан с категорией «базис-разверстки». Под ним понимается та часть или область модели, через которую происходит изначальное преломление при переходе от оригинала-реальности к самой модели в процессе ее создания. Искажения через базис разверстки неизбежны.  При этом возможна и противоположная операция в виде обратной сверстки модели через базис с предположительным уменьшением влияния фактора наблюдателя. Это можно сделать в том случае, если мы знаем о том, что наблюдатель в конкретной модели связан с некоторым базисом разверстки. На выходе может получиться следующий итерационный шаг, пока мы достигнем поставленной задачи.

            5-й этаж: туннели и ситуативные структуры.

            На этом этаже происходит разверстка структур произвольной формы, но ситуативных и преобразованных под каждый конкретный момент.

            Если систему или мировоззрение и их наборы можно классифицировать как объемные, громоздкие, комплексные образования, то данный этаж делает акцент на трудности адекватной поддержки как одной системы (так как она будет все проецировать/преломлять только через себя, даже другие крупные системы), которая не допускает существования аналогичных других, так и множества систем, которые независимы, но взаимодействуют между собой, потому что каждую из них необходимо пополнять, следить за  непротиворечивостью и адекватностью новым вызовам. Они становятся все более громоздкими и сложными для поддержания.

            Туннель как сквозной, ситуативный рывок сквозь необходимые элементы различных мировоззрений вычленяет только адекватное необходимому и может стать прообразом таких конструктов.

            В начале оси —«одно» — человек воспринимает реальность как всплывающее преобразование любого имеющегося в наличии. Предметом отображения выступает не сам конструкт, а ситуативное преобразование имеющихся многообразий. Сама структура на выходе может быть любого вида. Но при этом не нужно хранить множество мировоззрений и поддерживать их в рабочем виде.

            В дальнейшем — «много» — человек начинает понимать, что туннельное отображение, выхватывающее некоторые структуры, само может быть не единственной возможностью, а будет зависеть от ряда факторов. И увеличивая множественность таких факторов, мы можем получать разнообразие туннельных подходов.

            В режиме «бесконечность» происходит резонансное появление множественных туннельных мутаций – как сложносоставных, так и взаимопересекающихся.

            Совсем кратко обозначим еще несколько гипотетических этажей, которые можно отнести к формирующимся и исследуемым группами лиц в феноменологическом и структуралистском, межсубъективно-герменевтическом и объективном подходах, которые также находят резонансы как с древними источниками, так и с современными подходами.

6ый этаж: зоны источников и обособленностей.

7ой этаж: горизонты, черные и белые дыры

8ой этаж: волновые фронты и интерференционные картины

9ый этаж: голографичная проекционность

10ый этаж: мозаичная абстракционность

            Модель непрерывной шкалы, покрывающей все возможности от одной бесконечности до другой, также не только позволяет говорить об уровнях, но и моделировать любые другие категории, используя шкалу с множеством значений вместо бинарной, переход от логики с основанием «два» к многозначной или нечеткой логике, предоставляя гибкость проставления границ между категориями и состояниями и не создавая искусственно границ на стыке. Именно пограничные зоны искусственным образом могут обретать дополнительный смысл и формировать проблемы, причем исключительно модельные, которых в реальности мы непосредственно не ощущаем.

            Такие вопросы, как внутреннее и внешнее, субъективное и объективное,  индивидуальное и коллективное, культурное и социальное, материя и сознание, уже уровень или еще нет, виды перспектив, переход между состояниями, однозначная проявленность линий и многие другие, обретают новое содержание, скидывая лишний груз жесткой разделенности «или... или».

            Помимо непосредственных уровней и этажей, ИТ реализовала идею о порядках (первом, втором, третьем). То есть качественные отличия самих уровней дополняются иным качественным инструментом. В этом тоже состоит отличие ИТ от однофакторного мозаичного видения, в котором утверждается, что интеграция, отсутствие страха, всеохватного понимания и признания всего предыдущего многообразия есть свойство, которое частично появляется на определенном этапе именно как уровневая структура, а не дополнительная (к примеру, порядковая). Потому она может быть в тени, утеряна или пропущена при определенных условиях.

            Переходя к вопросам взаимосвязи уровней линий развития и комплексного подхода включения и превосхождения, применяемого в ИП, стоит поговорить о других возможных вариациях в этом поле, таких как непоследовательное прохождение, нелинейное задействование и активация разных этажей. Мозаика предлагает ряд аргументов и подходов по данному аспекту, расширяя поле возможностей.

            В ИТ предполагается, что существо в ходе своего рождения проходит исторически сложившиеся (в виде некоторых привычек) этажи, которые закрепились в социальной и других средах. И прохождение этих стадий строго детерминировано, вплоть до генетической программы, и жестко привязано к возрастным периодам взросления организма, когда имеются благодатные «окна» для развития тех или иных аспектов.

            Возрастная психология занимается этапами жизни человека на основе возрастных характеристик, реализуемых под воздействием генетических и социальных факторов. Стоит вспомнить хотя бы исследования интеллекта Пиаже или эпигенетическую теорию Э.Эрикссона. Все этапы и кризисы привязаны к возрасту.

            С другой стороны, существует наука «психология развития», которая исследует развитие человека, условия протекания и содержание этого процесса. В этом случае многие исследователи говорят о наборах стадий, которые человек проходит в ходе своего становления как личности.

            Даже на ранних этапах, когда и стадии развития, и возрастные периоды располагаются очень сжато, существует разброс временных интервалов, особенно если мы будем говорить о различных линиях развития. Однако в раннем возрасте все же есть очень тесное сходство между возрастной психологией и психологией развития.

            В дальнейшем расхождения набирают обороты, а с 15-18 лет можно говорить почти об отдельном существовании линий развития и возрастных этапов. Возрастная психология по-прежнему занимается детерминированными периодами и кризисами, которые их отделяют, причем их нельзя ни повернуть вспять, ни отложить на потом. Это значит, что человек обязательно их пройдет, и на базе этого сформируются какие-то черты личности (к примеру, по Эрикссону — это варианты отношений к себе и миру). А психология развития, которая оперирует стадиями, допускает остановку человека на неопределенный срок как самости, так и по отдельным линиям. И данные процессы можно начать или продолжить (предположительно) в любой момент.

            Действительно, возрастные аспекты и аспекты развития в чем-то имеют сходства, к примеру, в некоторых последовательностях, а также в близости протекания обоих процессов в начале жизни человека. Но различия, а также наложение этих двух процессов порождают не меньшие особенности. Причем, предположительно, можно говорить именно о двух независимых процессах. А это сильно усложняет и саму картину, и стоящие за этим причины.

Окончание

Алексей Владимирович Шиндин

Интегральный психолог, медиатор, специалист по личностному развитию.

  • Vkontakte Social Иконка
  • Facebook Social Icon
  • Twitter Социальные Иконка
  • Google+ Social Icon
  • YouTube Social  Icon
  • Instagram Social Icon

© 2017 by Mosaic Studio